Страница обновлена 08.11.2017

Музейная история

Хранитель музея Юрасова Галина Николаевна вспоминает…

    Давно это было. Я тогда совсем молодая была, всего 5-й год в школе работала.

   Уроки закончились, но в кабинете, как всегда, задержали тетради. Вдруг дверь открывается, и в класс, перебивая друг друга, вбегают Андрей Клыков и Серёжа Столбов.

- Галина Николаевна, Галина Николаевна! Мы сейчас на чердаке прялку нашли!

- Может, в класс принести – пригодится!

- Помните, вы нам недавно читали: «Три девицы под окном пряли поздно вечерком…»

От такого детского напора я немного смутилась, но… «Принесите, – сказала. – Что-нибудь придумаем».

-Да тут и думать нечего! Вон в музее, я видел, такие вот прялки есть. И у нас будет. Музей будет! – безапелляционно и как-то совсем по-взрослому заявил вихрастый Столбов.

Ребята убежали и вскоре вернулись с настоящей колесовой прялкой.

-Вы не думайте, мы разрешение у тёти Ани спросили. Она сказала: это мы хорошо про музей придумали.

Анна Ивановна Яровенко, наш тогда школьный сторож… С её-то прялки да с ребячьей находки и начался наш музей. Поначалу прялочка-то одна стояла, но мои шестиклашки по школе походили, с ребятами поговорили, и в кабинете стали появляться вещи, которыми раньше в деревнях широко пользовались. Оля Терпигорьева принесла чернолощёный кувшин: «В нём, мне мама сказала, крестьяне хранили масло. Пусть в музее будет». В музее…, вот уж и статус собранным вещам придумали. Что ж, музей так музей.

С ребятами-энтузиастами, как могли, стали постигать музейное дело. Экспонаты расставили, даже витрину оформили. А как музей назвать? Дело в том, что вещи приносили разные, не только те, что крестьянами когда-то использовались, но и городским людом. И назвали мы музей тогда так: «Предметы из прошлого». Среди них были уникальные, на мой взгляд. Например, гитара. Помните, на какой Лариса Огудалова себе аккомпанировала, так вот у нас была такая же. Швейная зингеровская машинка в рабочем состоянии, свидетельство об окончании кологривской гимназии Лидией Левицкой, грифельная доска, чернильница-непроливайка – да разве сейчас все перечтёшь! Теперь уже не только ребята, но и коллеги-учителя включились в собирательство. Предметы регистрировали в Книге учёта. Рядом с ними в кабинете было тепло, уютно, они будто отдавали свою мудрость молодым. Но они молчали…

Тогда я с ребятами под руководством Е.В. Карсаловой осваивала предметный курс славянской мифологии. Мы открывали для себя «Песни птицы Гамаюн», с замиранием сердца читали, «как устроен был поднебесный мир, родились как силы небесные, как родился Cварожич сияющий».

Тогда-то и решили мы, что выберем нашему музею направление этнографическое. В кабинете и стена расписана по мотивам произведений Н.А. Некрасова, и муляжи наличников, на которых не просто кружочки да узоры замысловатые, а всё это знаки-обереги для русского человека: знаки Хорса светлого, Лады-матушки и других славянских богов. Так наш музей получил второе рождение, и 5 мая 1997 года был открыт школьный музей «Быт русского крестьянина». О нём и былину сложили.

Былина о музее

Ах, ты, Русь моя, Русь державная!

Широко ты, Русь, по лицу земли

В красе царственной развернулася.

Города стоят – заглядение,

А и реки текут – полноводные,

А что есть деревень – так им нет числа.

Так им нет числа и на нашей земле

И на нашей земле, Ярославскоей.

Вот представьте себе, что деревня стоит,

Да не просто где, а по правилам,

В месте выбранном для строительства.

На восток глядят изб окошечки,

Изб окошечки во наличниках.

Все они в кружевах резных,

Да не просто так – со значением:

Те кружочки на них, капель капельки,

Два-три ромбика на очельеце –

Всё то знаки богов – оберегов крестьянскиих:

Лады – матушки, Хорса светлого и

Перуна с Даждьбогом чтимыих.

И на крыше конёк неспроста сидит –

Силу дому даёт, дому русскому.

Приглянулась изба – просим милости

Гостем быть, любопытствовать,

Кто живёт в ней, как – нет секретов тех.

На мосту в холодочке бадеечки

С родниковой водой иль колодезной.

С коромысла сняла их хозяюшка,

Коромыслице в угол поставила.

Лопоточкам меж делом плетёныим

Полюбуемся, войдём в избу и…

Вот белёная печь, что тепло даёт,

Что тепло даёт, пропитание.

Как у устья печи наготове стоят

Чугуночки да криночки разные:

Кринки с ручкой, с узором, с носиком.

Молочко в них будет топлёное

На здоровье хозяину, детушкам.

Поглядеть любо – дорого,

Как хозяйка, ухватом орудуя,

Из печи чугуны вытаскивает,

Чугуны с картошечкой, репой пареной.

А сама она раскрасавица.

Во сорочке со вздёжкой по вороту,

Во понёвушке домотканоей.

Русы косы в повойник упрятаны.

И пока она делом занята,

Оглянитесь вокруг себя и увидите

Небогатую утварь крестьянскую,

Небогатую – любопытную;

Нам сегодняшним – в научение,

В научение, в наставление:

«Дом вести – не рукавом трясти».

Всё хозяйка на место поставила:

Вот рубель, что достался от матушки,

Вот тяжёлый утюг от углей горяч;

Сито, ступа с пестом,

Полотенечко – не простое оно, расшитое.

Что играет то полотенечко

Роль немалую для семейства всего:

И ребёнок в него принимается,

И хлеб-соль на нём подавается.

В уголочке на лавочке прялка столбчата,

На навершии – всё куделечка,

На лопаточке – веретёнушко с ниткой сученой,

Что забыла, наверное, дочь хозяйская

Ко подружкам во двор убегаючи.

У окошка вон прялка с колёсиком,

Колесовая прялка, взрослая.

В середине избы – деревянный стол,

А на нём всё голубушки,

Всё голубушки вкруг пролубушки.

Самовар кипит, сухари да бараночки.

Скоро сядет за стол вся семеюшка,

Помолившись иконам во красном углу

И за то, что еду Бог дал, мир, здоровие,

И за то, что работа есть в поле пахарю.

Попрощайтесь с семейством добрыим,

Пожелайте в душе им счастия.

А коль скоро их быт лыбопытен стал,

Поспешайте в музей наш, где собраны

Со любовью и аккуратность

Все предметы быта крестьянского,

О которых тут речь была сказана.